Clubseventeens

965 Share

Clubseventeens

Он попробовал ее успокоить: - Джабба, похоже, совсем не волнуется. - Джабба - дурак! - прошипела. Эти слова его удивили. Никто никогда не называл Джаббу дураком, свиньей - быть может, но дураком -. - Свою женскую интуицию ты ставишь выше ученых степеней и опыта Джаббы в области антивирусного программирования. Она взглянула на него с холодным презрением. Бринкерхофф поднял руки в знак капитуляции. - Извини. Беру свои слова обратно.  - Ему не стоило напоминать о поразительной способности Мидж Милкен предчувствовать беду.

Не снижая скорости, мужчина указал Беккеру на двустворчатую дверь и скрылся за поворотом. Беккер последовал в указанном направлении. Он очутился в огромной комнате - бывшем гимнастическом зале. Бледно-зеленый пол мерцал в сиянии ламп дневного света, то попадая в фокус, то как бы проваливаясь. Лампы зловеще гудели. На стене криво висело баскетбольное кольцо. Пол был уставлен десятками больничных коек. В дальнем углу, прямо под табло, которое когда-то показывало счет проходивших здесь матчей, он увидел слегка покосившуюся телефонную будку.

Когда десять лет назад Сьюзан поступила в агентство, Стратмор возглавлял Отдел развития криптографии, являвшийся тренировочной площадкой для новых криптографов, криптографов мужского пола. Хотя Стратмор терпеть не мог выделять кого-нибудь из подчиненных, он с особым вниманием относился к своей единственной сотруднице. Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа. Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств. На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках. Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан.

Ему понадобилось всего несколько мгновений, чтобы принять решение. Фонтейн схватил со стола заседаний трубку внутреннего телефона и набрал номер шифровалки. В трубке послышались короткие гудки. В сердцах он швырнул трубку на рычаг. - Черт! - Фонтейн снова схватил трубку и набрал номер мобильника Стратмора. На этот раз послышались длинные гудки. Фонтейн насчитал уже шесть гудков. Бринкерхофф и Мидж смотрели, как он нервно шагает по комнате, волоча за собой телефонный провод.

 - Он направился к полке с ячейками для ключей и почты. - Быть может, я мог бы позвонить в номер и… - Простите, - сказал консьерж, и вся его любезность мгновенно улетучилась.  - В Альфонсо Тринадцатом строгие правила охраны приватности постояльцев. Беккера не устраивала перспектива ждать десять часов, пока тучный немец со своей спутницей спустятся к завтраку. - Я понимаю, - сказал.  - Извините за беспокойство. Повернувшись, он направился через фойе к выходу, где находилось вишневое бюро, которое привлекло его внимание, когда он входил. На нем располагался щедрый набор фирменных открыток отеля, почтовая бумага, конверты и ручки. Беккер вложил в конверт чистый листок бумаги, надписал его всего одним словом: Росио - и вернулся к консьержу. - Извините, что я снова вас беспокою, - сказал он застенчиво.

Возможно, он работал в одиночку. Стратмор хмыкнул. Мысль Сьюзан показалась ему достойной внимания. - Неплохо, но есть одно. Он не пользовался своими обычными почтовыми ящиками - ни домашним, ни служебными. Он бывал в Университете Досися и использовал их главный компьютер. Очевидно, там у него был адрес, который он сумел утаить. Это хорошо защищенный почтовый ящик, и мне лишь случайно удалось на него наткнуться.  - Он выдержал паузу.

124 Share

Clubseventeens

 Мне нужна Цифровая крепость. - настаивал Нуматака. - Никакой Цифровой крепости не существует! - сказал Стратмор. - Что. - Не существует алгоритма, не поддающегося взлому. - Нет, существует. Я видел его в Интернете. Мои люди несколько дней пытаются его взломать. - Это зашифрованный вирус, болван; ваше счастье, что вам не удалось его вскрыть.

Все здесь напоминало зловещую декорацию к голливудскому фильму ужасов. В воздухе стоял тяжелый запах мочи. Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка. Наконец Беккер дошел до конца темного коридора и толкнул чуть приоткрытую дверь слева. Комната была пуста, если не считать старой изможденной женщины на койке, пытавшейся подсунуть под себя судно. Хорошенькое зрелище, - подумал Беккер.  - Где, черт возьми, регистратура. За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки.

Под главной клавиатурой была еще одна, меньшего размера, с крошечными кнопками. На каждой - буква алфавита. Сьюзан повернулась к.  - Так скажите же мне. Стратмор задумался и тяжело вздохнул. - Пожалуйста, сядь, Сьюзан. У нее был совершенно растерянный вид. - Сядь, - повторил коммандер, на этот раз тверже. - Выпустите меня! - Она испуганно смотрела на открытую дверь его кабинета. Стратмор понял, что она смертельно напугана.

Сьюзан была столь же любопытна, как и ее шеф, но чутье подсказывало ей, что расшифровка алгоритма Цифровой крепости неразумна, какой бы интерес это ни представляло. В данный момент эта чертова программа надежно зашифрована и абсолютно безопасна. Но как только шифр будет взломан… - Коммандер, а не лучше ли будет… - Мне нужен ключ! - отрезал. Сьюзан должна была признать, что, услышав о Цифровой крепости, она как ученый испытала определенный интерес, желание установить, как Танкадо удалось создать такую программу. Само ее существование противоречило основным правилам криптографии. Она посмотрела на шефа. - Вы уничтожите этот алгоритм сразу же после того, как мы с ним познакомимся. - Конечно. Так, чтобы не осталось и следа.

Увы, она уже знала ответ. Так вот какова месть Танкадо. Уничтожение ТРАНСТЕКСТА. Уже несколько лет Танкадо пытался рассказать миру о ТРАНСТЕКСТЕ, но ему никто не хотел верить. Поэтому он решил уничтожить это чудовище в одиночку. Он до самой смерти боролся за то, во что верил, - за право личности на неприкосновенность частной жизни. Внизу по-прежнему завывала сирена. - Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети Радиошэк, и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое отключение из розетки.

Он многое знал об искусстве ведения переговоров: тот, кто обладает властью, должен спокойно сидеть и не вскакивать с места. Он надеялся, что она сядет. Но она этого не сделала. - Сьюзан, сядь. Она не обратила внимания на его просьбу. - Сядь.  - На этот раз это прозвучало как приказ. Сьюзан осталась стоять. - Коммандер, если вы все еще горите желанием узнать алгоритм Танкадо, то можете заняться этим без .

860 Share

Clubseventeens

Его обстановка напоминала домашнюю - мягкий ковер, высокотехнологичная звуковая система, холодильник, полный напитков и всяческой еды, маленькая кухня и даже баскетбольное кольцо. В отношении шифровалки в АНБ сложилась своеобразная философия. Нет смысла вбухивать миллиарды долларов в дешифровальный компьютер и одновременно экономить на тех, кто работает на этой превосходной технике. Сьюзан скинула туфли на низких каблуках от Сальваторе Феррагамо и блаженно погрузила обтянутые чулками ноги в густой шерстяной ковер. Высокооплачиваемые государственные служащие старались избегать демонстрации личного благосостояния. Для Сьюзан это не составляло проблемы: она была безмерно счастлива в своей скромной двухкомнатной квартире, водила вольво и довольствовалась весьма консервативным гардеробом. Но вот туфли - совсем другое. Даже во время учебы в колледже она старалась покупать самую лучшую обувь. Нельзя дотянуться до звезд, если чувствуешь себя ущемленной, - сказала как-то ее тетушка.

Но нутром он чувствовал, что это далеко не. Интуиция подсказывала ему, что в глубинах дешифровального чудовища происходит что-то необычное. ГЛАВА 10 - Энсей Танкадо мертв? - Сьюзан почувствовала подступившую к горлу тошноту.  - Вы его убили. Вы же сказали… - Мы к нему пальцем не притронулись, - успокоил ее Стратмор.  - Он умер от разрыва сердца. Сегодня утром звонили из КОМИНТа. Их компьютер через Интерпол засек имя Танкадо в регистратуре полиции Севильи. - От разрыва сердца? - усомнилась Сьюзан.  - Ему ведь всего тридцать лет.

Но он не был готов к тому, что произошло в следующее мгновение. Сохраняя ледяное спокойствие, Сьюзан ткнула указательным пальцем в твердокаменную грудь Хейла и заставила его остановиться. Хейл в шоке отпрянул, поняв, что она не шутит: Сьюзан Флетчер никогда еще до него не дотрагивалась, даже руки не коснулась. Правда, это было не то прикосновение, какое он рисовал в воображении, представляя себе их первый физический контакт, но все же… Хейл долго с изумлением смотрел на нее, затем медленно повернулся и направился к своему терминалу. Одно ему было абсолютно ясно: распрекрасная Сьюзан Флетчер бьется над чем-то очень важным, и можно поклясться, что это никакая не диагностика. ГЛАВА 28 Сеньор Ролдан восседал за своим столом в агентстве сопровождения Белена, чрезвычайно довольный тем, как умело обошел глупую полицейскую ловушку. Немецкий акцент и просьба снять девушку на ночь - это же очевидная подстава. Интересно, что они еще придумают. Телефон на столе громко зазвонил. Сеньор Ролдан поднял трубку с обычной для него самоуверенностью.

 - Смотрите. Сьюзан кивнула. Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами. PFEE SESN RETM - Альфа-группы из четырех знаков, - задумчиво проговорила Сьюзан.  - И частью программы они явно не являются. - Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.  - Хватаетесь за соломинку.

Если ключ так хорош, как о нем говорят, он взломает самый совершенный продукт компьютерной эры - абсолютно стойкий алгоритм цифрового кодирования. Нуматака введет этот алгоритм в чипы VSLI со специальным покрытием и выбросит их на массовый рынок, где их будут покупать производители компьютеров, правительства, промышленные компания. А может быть, он даже запустит их на черный рынок… рынок международного терроризма. Нуматака улыбнулся. Похоже, он снискал благословение - шичигосан. Скоро Нуматек станет единственным обладателем единственного экземпляра Цифровой крепости. Другого нет и не. Двадцать миллионов долларов - это очень большие деньги, но если принять во внимание, за что они будут заплачены, то это сущие гроши.

Беккер ответил по-испански: - Мне нужно поговорить с Мануэлем. Загорелое лицо консьержа расплылось еще шире. - Si, si, senor. Мануэль - это. Чего желаете. - Сеньор Ролдан из агентства сопровождения Белена сказал мне, что вы… Взмахом руки консьерж заставил Беккера остановиться и нервно оглядел фойе. - Почему бы нам не пройти сюда? - Он подвел Беккера к конторке.  - А теперь, - продолжал он, перейдя на шепот, - чем я могу вам помочь. Беккер тоже понизил голос: - Мне нужно поговорить с одной из сопровождающих, которая, по-видимому, приглашена сегодня к вам на обед.

198 Share

Clubseventeens

Беккер перешел на ломаный английский: - Спасибо. Не могли бы вы мне помочь. - О да, конечно, - медленно проговорила женщина, готовая прийти на помощь потенциальному клиенту.  - Вам нужна сопровождающая. - Да-да. Сегодня мой брат Клаус нанял девушку, очень красивую. С рыжими волосами. Я тоже хочу. На завтрашний день, пожалуйста.

Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк. - Боже всемилостивый, - прошептал Джабба. Камера вдруг повернулась к укрытию Халохота. Убийцы там уже не. Подъехал полицейский на мотоцикле. Женщина, наклонившаяся над умирающим, очевидно, услышала полицейскую сирену: она нервно оглянулась и потянула тучного господина за рукав, как бы торопя. Оба поспешили уйти.

 Turista, - усмехнулся. И прошептал чуть насмешливо: - Llamo un medico. Вызвать доктора. Беккер поднял глаза на усыпанное родинками старческое лицо. - No, gracias. Estoy bien. Человек смерил его сердитым взглядом: - Pues sientate. Тогда сядьте. Вокруг послышалось шушуканье, старик замолчал и снова стал смотреть прямо перед. Беккер прикрыл глаза и сжался, раздумывая, сколько времени продлится служба.

Он все рассказал, нажал клавишу PRINT и застрелился. Хейл поклялся, что никогда больше не переступит порога тюрьмы, и сдержал слово, предпочтя смерть. - Дэвид… - всхлипывала.  - Дэвид. В этот момент в нескольких метрах под помещением шифровалки Стратмор сошел с лестницы на площадку. Сегодняшний день стал для него днем сплошных фиаско. То, что началось как в высшей степени патриотическая миссия, самым неожиданным образом вышло из-под контроля. Коммандер был вынужден принимать невероятные решения, совершать чудовищные поступки, на которые, как ему казалось раньше, не был способен. Это единственное решение. Единственное, что остается.

 По-прежнему чепуха, - с отвращением скривился Джабба.  - Смотрите. Это просто бессмысленный набор букв… Слова застряли у него в горле, глаза расширились.  - О… Боже ты мой… Фонтейн тоже все понял. Брови его поползли вверх. Он был потрясен. Мидж и Бринкерхофф охнули в унисон. - Ну и чертовщина.

Стратмор дал маху. Но надо идти вперед, а не оглядываться все время.  - В трубке воцарилась тишина, и Джабба подумал, что зашел слишком.  - Прости меня, Мидж. Я понимаю, что ты приняла всю эту историю близко к сердцу. Стратмор потерпел неудачу. Я знаю, что ты о нем думаешь. - Это не имеет никакого отношения к Попрыгунчику, - резко парировала. Вот это чистая правда, - подумал Джабба. - Послушай, Мидж, к Стратмору я не отношусь ни плохо ни хорошо.

735 Share

Clubseventeens

 - Нужно найти ключ Хейла. Сьюзан замолчала. Коммандер, как всегда, прав. Им необходим ключ, который хранится у Хейла. Необходим прямо. Она встала, но ноги ее не слушались. Надо было ударить Хейла посильнее. Она посмотрела на беретту и внезапно почувствовала тошноту.

 И вы не хотите ничего предпринять. - Нет. Он подстраховался - передал копию ключа анонимной третьей стороне на тот случай… ну, если с ним что-нибудь случится. Это можно было предвидеть, - подумала Сьюзан. -Ангел-хранитель. - И, полагаю, если с Танкадо что-нибудь случится, эта загадочная личность продаст ключ. - Хуже. Если Танкадо убьют, этот человек опубликует пароль. - Его партнер опубликует ключ? - недоуменно переспросила Сьюзан.

Я думала, что она мне заплатит, но ничего не вышло. Ну, мне было все равно. Я просто хотела от него избавиться. - Когда вы отдали ей кольцо. Росио пожала плечами. - Сегодня днем. Примерно через час после того, как его получила. Беккер посмотрел на часы - 11. За восемь часов след остыл.

 Si. Беккер попросил дать ему картонную коробку, и лейтенант отправился за. Был субботний вечер, и севильский морг не работал. Молодой лейтенант пустил туда Беккера по распоряжению севильской гвардии - похоже, у этого приезжего американца имелись влиятельные друзья. Беккер осмотрел одежду. Среди вещей были паспорт, бумажник и очки, засунутые кем-то в один из ботинков. Еще здесь был вещевой мешок, который полиция взяла в отеле, где остановился этот человек. Беккер получил четкие инструкции: ни к чему не прикасаться, ничего не читать.

Бринкерхофф почувствовал, как его тело покрывается холодным. Мидж продолжала читать. Мгновение спустя она удовлетворенно вскрикнула: - Я так и знала. Он это сделал. Идиот! - Она замахала бумагой.  - Он обошел Сквозь строй. Посмотри. Бринкерхофф растерянно постоял минутку, затем подбежал к окну и встал рядом с Мидж. Та показала ему последние строчки текста. Бринкерхофф читал, не веря своим глазам.

Все. Не упустите. Даже клочка бумаги. - Где теперь это кольцо? - спросил Беккер. Лейтенант глубоко затянулся. - Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего. - Все равно расскажите. ГЛАВА 15 Сьюзан Флетчер расположилась за компьютерным терминалом Третьего узла. Этот узел представлял собой звуконепроницаемую уединенную камеру, расположенную неподалеку от главного зала.

324 Share

Clubseventeens

Она побледнела и прошептала: - О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. - Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы. - Н-но… - Сьюзан запнулась, но тут же продолжила: - Я была уверена, что он блефует. Он действительно это сделал. - Да. Создатель последнего шифра, который никто никогда не взломает. Сьюзан долго молчала. - Но… это значит… Стратмор посмотрел ей прямо в глаза: - Да.

Молчание. Хейл сразу же растерялся, не зная, как истолковать примирительный тон коммандера, и немного ослабил хватку на горле Сьюзан. - Н-ну, - заикаясь начал он, и голос его внезапно задрожал.  - Первым делом вы отдаете мне пистолет. И оба идете со. - В качестве заложников? - холодно усмехнулся Стратмор.  - Грег, тебе придется придумать что-нибудь получше. Между шифровалкой и стоянкой для машин не менее дюжины вооруженных охранников. - Я не такой дурак, как вы думаете, - бросил Хейл.  - Я воспользуюсь вашим лифтом.

И Сьюзан принялась объяснять, как Хейл отозвал Следопыта и как она обнаружила электронную почту Танкадо, отправленную на адрес Хейла. Снова воцарилось молчание. Стратмор покачал головой, отказываясь верить тому, что услышал. - Не может быть, чтобы Грег Хейл был гарантом затеи Танкадо. Это полный абсурд. Танкадо ни за что не доверился бы Хейлу. - Коммандер, - напомнила Сьюзан, - Хейл однажды уже чуть не угробил нас - с Попрыгунчиком. Танкадо имел основания ему верить.

Туда и обратно, - мысленно повторял.  - Туда и обратно. Он был настолько погружен в свои мысли, что не заметил человека в очках в тонкой металлической оправе, который следил за ним с другой стороны улицы. ГЛАВА 18 Стоя у громадного окна во всю стену своего кабинета в токийском небоскребе, Нуматака с наслаждением дымил сигарой и улыбался. Он не мог поверить в свою необыкновенную удачу. Он снова говорил с этим американцем, и если все прошло, как было задумано, то Танкадо сейчас уже нет в живых, а ключ, который он носил с собой, изъят. В том, что он, Нуматака, в конце концов решил приобрести ключ Энсея Танкадо, крылась определенная ирония. Токуген Нуматака познакомился с Танкадо много лет. Молодой программист приходил когда-то в Нуматек, тогда он только что окончил колледж и искал работу, но Нуматака ему отказал. В том, что этот парень был блестящим программистом, сомнений не возникало, но другие обстоятельства тогда казались более важными.

У него не было сомнений относительно того, что произошло: Стратмор совершил ошибку, обойдя фильтры, и теперь пытался скрыть этот факт глупой версией о диагностике. Чатрукьян не был бы так раздражен, если бы ТРАНСТЕКСТ был его единственной заботой. Однако это было не. Несмотря на свой внушительный вид, дешифровальное чудовище отнюдь не было островом в океане. Хотя криптографы были убеждены, что система фильтров Сквозь строй предназначалась исключительно для защиты этого криптографического декодирующего шедевра, сотрудники лаборатории систем безопасности знали правду. Фильтры служили куда более высокой цели - защите главной базы данных АНБ. Чатрукьяну была известна история ее создания. Несмотря на все предпринятые в конце 1970-х годов усилия министерства обороны сохранить Интернет для себя, этот инструмент оказался настолько соблазнительным, что не мог не привлечь к себе внимания всего общества.

Возле главного здания аэровокзала Беккер въехал на тротуар и соскочил с мотоцикла, когда тот еще двигался. Машина упала на бок и замерла. На затекших ногах Беккер прошел через вращающуюся дверь. Больше никаких мотоциклов, пообещал он. Ярко освещенное помещение аэровокзала сияло стерильной чистотой. Здесь не было ни души, если не считать уборщицы, драившей пол. На противоположной стороне зала служащая закрывала билетную кассу компании Иберия эйр-лайнз. Беккеру это показалось дурным предзнаменованием. Он подбежал к кассе. - El vuelo a los Estados Unidos.

528 Share

Clubseventeens

 - Весь мой план рухнет. Должен быть какой-то другой выход. - Решайте! - крикнул Хейл и потащил Сьюзан к лестнице. Стратмор его не слушал. Если спасение Сьюзан равнозначно крушению его планов, то так тому и быть: потерять ее значило потерять все, а такую цену он отказывался платить. Хейл заломил руку Сьюзан за спину, и голова ее наклонилась. - Даю вам последний шанс, приятель. Где ваш пистолет. Мысли Стратмора судорожно метались в поисках решения. Всегда есть какой-то выход.

Следопыт проникнет в ARA, отыщет Северную Дакоту и сообщит истинный адрес этого человека в Интернете. Если все сложится нормально, она скоро выяснит местонахождение Северной Дакоты, и Стратмор конфискует ключ. Тогда дело будет только за Дэвидом. Когда он найдет копию ключа, имевшуюся у Танкадо, оба экземпляра будут уничтожены, а маленькая бомба с часовым механизмом, заложенная Танкадо, - обезврежена и превратится во взрывное устройство без детонатора. Сьюзан еще раз прочитала адрес на клочке бумаги и ввела информацию в соответствующее поле, посмеялась про себя, вспомнив о трудностях, с которыми столкнулся Стратмор, пытаясь самолично запустить Следопыта. Скорее всего он проделал это дважды и каждый раз получал адрес Танкадо, а не Северной Дакоты. Элементарная ошибка, подумала Сьюзан, Стратмор, по-видимому, поменял местами поля информации, и Следопыт искал учетные данные совсем не того пользователя. Она завершила ввод данных и запустила Следопыта. Затем щелкнула по кнопке возврат.

Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. - Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты. Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет. В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. - Поскольку мы связаны с Интернетом, - объяснял Джабба, - хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. - Да, - сказал Фонтейн, - и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают. Так что вы хотите сказать. Джабба заглянул в распечатку.

Они буквально пожирали ее тело. Новая волна паники охватила Сьюзан. Хейл всей тяжестью своего тела придавил ее ноги, холодно следя за каждым ее движением. В сознании Сьюзан промелькнуло все то, что она читала о приемах самозащиты. Она попыталась бороться, но тело ее не слушалось. Она точно окаменела. И закрыла. О Боже, пожалуйста. Не .

Прижал ладони к стеклу и попробовал раздвинуть створки. Потные ладони скользили по гладкой поверхности. Он вытер их о брюки и попробовал. На этот раз створки двери чуть-чуть разошлись. Сьюзан, увидев, что дело пошло, попыталась помочь Стратмору. Дверь приоткрылась на несколько сантиметров. Они держали ее что было сил, но сопротивление оказалось чересчур сильным и створки снова сомкнулись. - Подождите, - сказала Сьюзан, меняя позицию и придвигаясь ближе.  - Хорошо, теперь давайте.

Но Беккер слишком устал, чтобы обращать внимание на оскорбления. Проваливай и умри. Он повернулся к Росио и заговорил с ней по-испански: - Похоже, я злоупотребил вашим гостеприимством. - Не обращайте на него внимания, - засмеялась.  - Он просто расстроен. Но он получит то, что ему причитается.  - Она встряхнула волосами и подмигнула. - Может быть, все-таки скажете что-нибудь. Что помогло бы мне? - сказал Беккер. Росио покачала головой: - Это .

471 Share

Clubseventeens

Первое упоминание о меняющемся открытом тексте впервые появилось в забытом докладе венгерского математика Джозефа Харне, сделанном в 1987 году. Ввиду того что компьютеры, действующие по принципу грубой силы, отыскивают шифр путем изучения открытого текста на предмет наличия в нем узнаваемых словосочетаний, Харне предложил шифровальный алгоритм, который, помимо шифрования, постоянно видоизменял открытый текст. Теоретически постоянная мутация такого рода должна привести к тому, что компьютер, атакующий шифр, никогда не найдет узнаваемое словосочетание и не поймет, нашел ли он искомый ключ. Вся эта концепция чем-то напоминала идею колонизации Марса - на интеллектуальном уровне вполне осуществимую, но в настоящее время выходящую за границы человеческих возможностей. - Откуда вы взяли этот файл? - спросила. Коммандер не спешил с ответом: - Автор алгоритма - частное лицо. - Как же так? - Сьюзан откинулась на спинку стула.  - У нас внизу работают лучшие программисты в мире. И мы нашими совместными усилиями даже близко не подошли к математической функции меняющегося открытого текста. А вы хотите сказать, что какой-то панк с персональным компьютером придумал, как это сделать.

Я был ослеплен своими амбициями. Ее тревога не была напрасной. Дэвид в опасности… или того хуже. Быть может, уже поздно. Я сожалею о Дэвиде Беккере. Она изучала записку. Хейл ее даже не подписал, просто напечатал свое имя внизу: Грег Хейл. Он все рассказал, нажал клавишу PRINT и застрелился. Хейл поклялся, что никогда больше не переступит порога тюрьмы, и сдержал слово, предпочтя смерть.

И все же Сьюзан понимала, что остановить Хейла могут только его представления о чести и честности. Она вспомнила об алгоритме Попрыгунчик. Один раз Грег Хейл уже разрушил планы АНБ. Что мешает ему сделать это еще. Но Танкадо… - размышляла.  - С какой стати такой параноик, как Танкадо, доверился столь ненадежному типу, как Хейл. Сьюзан понимала, что теперь это не имеет никакого значения. Нужно немедленно доложить обо всем Стратмору.

 Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция. На центральном экране прямо под извещением об ошибке ВР представила зрителям ужасающую картину. По мере того как рушилась третья защитная стенка, полдюжины черных линий, эти хакеры-мародеры, устремлялись вперед, неуклонно продвигаясь к сердцевине. С каждым мгновением появлялась новая линия, а за ней - следующая. - Они повсюду! - крикнула Соши. - Присоединяются зарубежные налетчики! - крикнул один из техников.  - Уже обо всем пронюхали. Сьюзан отвернулась от экрана ВР к боковому монитору.

Он посмотрел вверх, на крышу трехэтажного дома, развернулся и бросился назад, но почти тут же остановился. В некотором отдалении от него возникла фигура человека, приближавшегося медленно и неотвратимо. В руке его поблескивал пистолет. Беккер, отступая к стене, вновь обрел способность мыслить четко и ясно. Он почувствовал жжение в боку, дотронулся до больного места и посмотрел на руку. Между пальцами и на кольце Танкадо была кровь. У него закружилась голова. Увидев выгравированные знаки, Беккер страшно удивился. Он совсем забыл про кольцо на пальце, забыл, для чего приехал в Севилью.

Расплавленные остатки миллионов кремниевых чипов извергались из ТРАНСТЕКСТА подобно вулканической лаве, густой едкий дым поднимался кверху. Она узнала этот запах, запах плавящегося кремния, запах смертельного яда. Отступив в кабинет Стратмора, Сьюзан почувствовала, что начинает терять сознание. В горле нестерпимо горело. Все вокруг светилось ярко-красными огнями. Шифровалка умирала. То же самое будет и со мной, - подумала. Сьюзан вспомнила о единственном остающемся выходе - личном лифте Стратмора. Но она понимала, что надежды нет: электроника вряд ли уцелела после катастрофы. Двигаясь в дыму, она вдруг вспомнила слова Хейла: У этого лифта автономное электропитание, идущее из главного здания.

Mature midget

About Kazragal

Он помнил, что сказал Клушар: немец нанял девушку на весь уик-энд. Беккер вышел из телефонной будки на перекрестке калле Саладо и авениды Асунсьон. Несмотря на интенсивное движение, воздух был наполнен сладким ароматом севильских апельсиновых деревьев. Спустились сумерки - самое романтическое время суток.

Related Posts

687 Comments

Post A Comment