Divenude

573 Share

Divenude

 - Элементы, ответственные… У Дэвида Беккера, находившегося в трех тысячах миль от комнаты оперативного управления, загорелись. - Элементы! - воскликнул.  - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица.

Этой своей мнимой перепиской Танкадо мог убедить Стратмора в чем угодно. Она вспомнила свою первую реакцию на рассказ Стратмора об алгоритме, не поддающемся взлому. Сьюзан была убеждена, что это невозможно. Угрожающий потенциал всей этой ситуации подавил. Какие вообще у них есть доказательства, что Танкадо действительно создал Цифровую крепость. Только его собственные утверждения в электронных посланиях. И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов.

Акулы со скоростными модемами успеют скачать чудовищные объемы секретной информации через открывшееся окно. Из размышлений об этом кошмаре его вывела Соши, подбежавшая к подиуму со свежей распечаткой. - Я кое-что нашла, сэр! - возбужденно сказала.  - Висячие строки в источнике. Альфа-группы повсюду. Джабба не шелохнулся. - Мы ищем цифровой ключ, черт его дери. А не альфа-группы.

 Мне даже не сказали, что вы придете. Беккер поспешил переменить тему: - У вас на голове огромная шишка. Больно. - Да нет вообще-то. Я грохнулся на землю - такова цена, которую приходится платить добрым самаритянам. Вот запястье в самом деле болит. Болван этот полицейский. Ну только подумайте. Усадить человека моих лет на мотоцикл.

 Вы что, морочите нам голову? - взорвался Джабба. Беккер покачал головой: - Отнюдь. Тут написано - Quis custodiet ipsos custodes. Это можно примерно перевести как… - Кто будет охранять охранников! - закончила за него Сьюзан. Беккера поразила ее реакция. - Сьюзан, не знал, что ты… - Это из сатир Ювенала! - воскликнула.  - Кто будет охранять охранников. Иными словами - кто будет охранять Агентство национальной безопасности, пока мы охраняем мир. Это было любимое изречение, которым часто пользовался Танкадо. - И что же, - спросила Мидж, - это и есть искомый ключ.

Фонтейн оставался невозмутимым. Грубость Джаббы была недопустима, но директор понимал, что сейчас не время и не место углубляться в вопросы служебной этики. Здесь, в командном центре, Джабба выше самого Господа Бога, а компьютерные проблемы не считаются со служебной иерархией. - Это не вирус? - с надеждой в голосе воскликнул Бринкерхофф. Джабба презрительно хмыкнул. - У вирусов есть линии размножения, приятель. Тут ничего такого. Сьюзан с трудом воспринимала происходящее.

580 Share

Divenude

Говорит коммандер Тревор Стратмор. У нас в шифровалке человек взят в заложники. Быстро пришлите сюда людей. Да, да, прямо. К тому же у нас вышел из строя генератор. Я требую направить сюда всю энергию из внешних источников. Все системы должны заработать через пять минут. Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ.

Он сказал, что ты будешь очень расстроена, если поездку придется отложить. Сьюзан растерялась. - Вы говорили с Дэвидом сегодня утром. - Разумеется.  - Стратмора, похоже, удивило ее недоумение.  - Мне пришлось его проинструктировать. - Проинструктировать. Относительно. - Относительно его поездки.

Роскошная обстановка, как в лучших отелях. Розы, шампанское, широченная кровать с балдахином. Росио нигде не. Дверь, ведущая в ванную, закрыта. - Prostituiert? - Немец бросил боязливый взгляд на дверь в ванную. Он был крупнее, чем ожидал Беккер. Волосатая грудь начиналась сразу под тройным подбородком и выпячивалась ничуть не меньше, чем живот необъятного размера, на котором едва сходился пояс купального халата с фирменным знаком отеля. Беккер старался придать своему лицу как можно более угрожающее выражение.

ГЛАВА 57 В туалетных комнатах шифровалки не было окон, и Сьюзан Флетчер оказалась в полной темноте. Она замерла, стараясь успокоиться и чувствуя, как растущая паника сковывает ее тело. Душераздирающий крик, раздавшийся из вентиляционной шахты, все еще звучал в ее ушах. Вопреки отчаянным попыткам подавить охвативший ее страх Сьюзан явственно ощущала, что это чувство завладевает ею безраздельно. Она металась между дверцами кабинок и рукомойниками. Потеряв ориентацию, двигалась, вытянув перед собой руки и пытаясь восстановить в памяти очертания комнаты. Споткнулась о мусорный бачок и едва не наткнулась на кафельную стенку. Ведя рукой по прохладному кафелю, она наконец добралась до двери и нащупала дверную ручку.

Загруженная громадным количеством информации программа создавала паутину относительных величин - гипотетическую модель взаимодействия политических переменных, включая известных политиков, их штабы, личные взаимоотношения, острые проблемы, мотивации, отягощенные такими факторами, как секс, этническая принадлежность, деньги и власть. Пользователь имел возможность создать любую гипотетическую ситуацию, и Мозговой штурм предсказывал, как эта ситуация повлияет на среду. Коммандер относился к этой программе с религиозным трепетом, но использовал ее не в политических целях: она служила ему для расчета времени, оценки информации и схематического отображения ситуации, выработки сложных стратегических решений и своевременного выявления слабых мест. Сьюзан не оставляло подозрение, что в компьютере шефа кроется нечто, чему в один прекрасный день суждено изменить весь мир. Да, я была с ним слишком сурова, - подумала Сьюзан. Ее мысли были прерваны внезапным звуковым сигналом входной двери Третьего узла. Стратмор чуть ли не вбежал в комнату. - Сьюзан, - сказал он, - только что позвонил Дэвид. Он задерживается.

Пора было отсюда вылезать. Дернул. Никакой реакции. Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали. - Значит, я не могу сойти. Парень захохотал.

157 Share

Divenude

 А ты? - спросил Беккер.  - Что предпочитаешь. - У меня черный пояс по дзюдо. Беккер поморщился. - Предпочитаю вид спорта, в котором я могу выиграть. - Победа любой ценой? - улыбнулась Сьюзан. Защитник Джорджтауна перехватил опасную передачу, и по трибунам пронесся одобрительный гул. Сьюзан наклонилась к Дэвиду и шепнула ему на ухо: - Доктор. Он смотрел на нее с недоумением. - Доктор, - повторила .

О Боже, я вам так благодарна. Беккер растерялся. Очевидно, он ошибался. Девушка обвила его руками. - Это лето было такое ужасное, - говорила она, чуть не плача.  - Я вам так признательна. Я так хочу выбраться отсюда. Беккер легонько обнял. Девушка высвободилась из его рук, и тут он снова увидел ее локоть. Она проследила за его взглядом, прикованным к синеватой сыпи.

Чатрукьян тяжело сглотнул. Он терпеть не мог эти ярусы. Он был там только один раз, когда проходил подготовку. Этот враждебный мир заполняли рабочие мостки, фреоновые трубки и пропасть глубиной 136 футов, на дне которой располагались генераторы питания ТРАНСТЕКСТА… Чатрукьяну страшно не хотелось погружаться в этот мир, да и вставать на пути Стратмора было далеко не безопасно, но долг есть долг. Завтра они скажут мне спасибо, - подумал он, так и не решив, правильно ли поступает. Набрав полные легкие воздуха, Чатрукьян открыл металлический шкафчик старшего сотрудника лаборатории систем безопасности. На полке с компьютерными деталями, спрятанными за накопителем носителей информации, лежала кружка выпускника Стэнфордского университета и тестер. Не коснувшись краев, он вытащил из нее ключ Медеко. - Поразительно, - пробурчал он, - что сотрудникам лаборатории систем безопасности ничего об этом не известно. ГЛАВА 47 - Шифр ценой в миллиард долларов? - усмехнулась Мидж, столкнувшись с Бринкерхоффом в коридоре.

Все, что она сказала, было правдой еще несколько лет назад, но с тех пор положение в АН Б изменилось. Да и весь мир криптографии изменился. Новые обязанности Сьюзан были засекречены, в том числе и для многих людей в высших эшелонах власти. - Шифры, - задумчиво сказал Беккер - Откуда ты знаешь, с чего начинать. То есть… как ты их вскрываешь. Сьюзан улыбнулась: - Уж ты-то мог бы это понять. Это все равно что изучать иностранный язык. Сначала текст воспринимается как полная бессмыслица, но по мере постижения законов построения его структуры начинает появляться смысл.

 Enferno, - извиняясь, сказал Беккер.  - Я плохо себя чувствую.  - Он знал, что должен буквально вдавиться в пол. И вдруг увидел знакомый силуэт в проходе между скамьями сбоку. Это. Он. Беккер был уверен, что представляет собой отличную мишень, даже несмотря на то что находился среди огромного множества прихожан: его пиджак цвета хаки ярко выделялся на черном фоне. Вначале он хотел снять его, но белая оксфордская рубашка была бы ничуть ни лучше, поэтому он лишь пригнулся еще ниже.

О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви. Он закрыл глаза, и воспоминания хлынули бурным потоком. Он вспомнил факультетские заседания, лекции - все то, что заполняло девяносто процентов его жизни. Вспомнил о Сьюзан. Это были простые воспоминания: как он учил ее есть палочками, как они отправились на яхте к Кейп-Коду. Я люблю тебя, Сьюзан, - подумал.  - Помни это… .

134 Share

Divenude

Танкадо выгравировал ключ Цифровой крепости на кольце. Золото долговечно. Что бы он ни делал - спал, стоял под душем, ел, - ключ всегда при нем, в любую минуту готовый для опубликования. - На пальце? - усомнилась Сьюзан.  - У всех на виду. - Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. - И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? - с недоумением спросила Сьюзан.

Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики. - Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа.

 Сьюзан, - сказал он, подходя ближе.  - В чем. Она не шевельнулась. - Ты волнуешься о Дэвиде. Ее верхняя губа чуть дрогнула. Стратмор подошел еще ближе. Он хотел прикоснуться к ней, но не посмел. Услышав имя Дэвида, произнесенное вслух, Сьюзан дала волю своему горю. Сначала она едва заметно вздрогнула, словно от озноба, и тут же ее захлестнула волна отчаяния.

Она раскусила эту тактику разделяй и властвуй, тактику отставного морского пехотинца. Солги и столкни лбами своих врагов. - Это чистая правда! - кричал.  - Мы должны позвать людей на помощь. Нам обоим грозит опасность. Сьюзан не верила ни единому его слову. Хейл подтянул ноги и немного приподнялся на корточках, желая переменить позу. Он открыл рот, чтобы что-то сказать, но сделать этого не успел. Когда Хейл перестал на нее давить, Сьюзан почувствовала, что ее онемевшие ноги ожили. Еще толком не отдавая себе отчета в своих действиях и повинуясь инстинкту, она резким движением согнула ноги и со всей силы ударила Хейла коленом в промежность, ощутив, как ее коленные чашечки впились в его мягкие незащищенные ткани.

Он подбежал к кассе. - El vuelo a los Estados Unidos. Стоявшая за стойкой симпатичная андалузка посмотрела на него и ответила с извиняющейся улыбкой: - Acaba de salir. Вы на чуть-чуть опоздали.  - Ее слова словно повисли в воздухе. Все-таки он опоздал. Плечи Беккера обмякли. - А на этот рейс были свободные места. - Сколько угодно, - улыбнулась женщина.

P F Е Е S Е S N R Е Т М Р F Н А I R W E О О 1 G М Е Е N N R М А Е N Е Т S Н А S D С N S I 1 А А I Е Е R В R N К S В L Е L О D 1 - Ясно как в полночь в подвале, - простонал Джабба. - Мисс Флетчер, - потребовал Фонтейн, - объяснитесь. Все глаза обратились к. Сьюзан внимательно вглядывалась в буквы. Вскоре она едва заметно кивнула и широко улыбнулась. - Дэвид, ты превзошел самого. Люди на подиуме с недоумением переглянулись. Дэвид подмигнул крошечной Сьюзан на своем мониторе. - Шестьдесят четыре буквы. Юлий Цезарь всегда с нами.

431 Share

Divenude

Труп сдвинулся еще чуть-чуть. Тогда Стратмор напрягся и рванул тело изо всех сил. Внезапно его швырнуло назад, и он больно ударился спиной о кожух генератора. Пытаясь подняться на ноги, Стратмор в ужасе смотрел на предмет, зажатый в его пальцах: это была рука Чатрукьяна, обломившаяся в локтевом суставе. Наверху Сьюзан ждала возвращения коммандера, сидя на диване в Третьем узле словно парализованная. Она не могла понять, что задержало его так надолго. У ее ног лежало тело Хейла. Прошло еще несколько минут.

 Вот что я хочу сказать. Червь Танкадо не нацелен на наш банк данных.  - Он откашлялся.  - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации.

Чем глубже под землю уходил коридор, тем уже он становился. Откуда-то сзади до них долетело эхо чьих-то громких, решительных шагов. Обернувшись, они увидели быстро приближавшуюся к ним громадную черную фигуру. Сьюзан никогда не видела этого человека раньше. Подойдя вплотную, незнакомец буквально пронзил ее взглядом. - Кто это? - спросил. - Сьюзан Флетчер, - ответил Бринкерхофф. Человек-гигант удивленно поднял брови.

Применив силу, говорил этот голос, ты столкнешься с сопротивлением. Но заставь противника думать так, как выгодно тебе, и у тебя вместо врага появится союзник. - Сьюзан, - услышал он собственный голос, - Стратмор - убийца. Ты в опасности. Казалось, она его не слышала. Хейл понимал, что говорит полную ерунду, потому что Стратмор никогда не причинит ей вреда, и она это отлично знает. Хейл вгляделся в темноту, выискивая глазами место, где прятался Стратмор. Шеф внезапно замолчал и растворился во тьме. Это пугало Хейла. Он понимал, что времени у него .

Беккер лихорадочно осмотрел его в поисках укрытия, но задняя стена ангара, громадный щит из гофрированного металла, не имела ни дверей, ни окон. Такси было уже совсем рядом, и, бросив взгляд влево, Беккер увидел, что Халохот снова поднимает револьвер. Повинуясь инстинкту, он резко нажал на тормоза, но мотоцикл не остановился на скользком от машинного масла полу. Веспу понесло. Рядом раздался оглушающий визг тормозов такси, его лысая резина заскользила по полу. Машина завертелась в облаке выхлопных газов совсем рядом с мотоциклом Беккера. Теперь обе машины, потеряв управление, неслись к стене ангара. Беккер отчаянно давил на тормоз, но покрышки потеряли всякое сцепление с полом.

К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций. Продвигаясь по служебной лестнице, Тревор Стратмор прославился умением сжато и одновременно глубоко анализировать сложнейшие ситуации. Он обладал почти сверхъестественной способностью преодолевать моральные затруднения, с которыми нередко бывают связаны сложные решения агентства, и действовать без угрызений совести в интересах всеобщего блага. Ни у кого не вызывало сомнений, что Стратмор любит свою страну. Он был известен среди сотрудников, он пользовался репутацией патриота и идеалиста… честного человека в мире, сотканном из лжи. За годы, прошедшие после появления в АНБ Сьюзан, Стратмор поднялся с поста начальника Отдела развития криптографии до второй по важности позиции во всем агентстве. Теперь только один человек в АНБ был по должности выше коммандера Стратмора - директор Лиланд Фонтейн, мифический правитель Дворца головоломок, которого никто никогда не видел, лишь изредка слышал, но перед которым все дрожали от страха. Он редко встречался со Стратмором с глазу на глаз, но когда такое случалось, это можно было сравнить с битвой титанов.

999 Share

Divenude

 - Мы говорим о математике, а не об истории. Головы повернулись к спутниковому экрану. - Танкадо играет с нами в слова! - сказал Беккер.  - Слово элемент имеет несколько значений. - Какие же, мистер Беккер? - спросил Фонтейн. Все остальные встретили слова Беккера недоуменным молчанием. - Элементы! - повторил Беккер.  - Периодическая таблица.

 Слушай, парень, я американец из Мериленда. Если я и полицейский, то уж точно не здешний, как ты думаешь. Эти слова, похоже, озадачили панка. - Меня зовут Дэвид Беккер.  - Беккер улыбнулся и над столом протянул парню руку. Панк брезгливо ее пожал. - Проваливал бы ты, пидор. Беккер убрал руку. Парень хмыкнул.

Сегодня это случилось впервые. ИСТЕКШЕЕ ВРЕМЯ: 15:17:21 - Пятнадцать часов семнадцать минут? - Он не верил своим глазам.  - Это невозможно. Он перезагрузил монитор, надеясь, что все дело в каком-то мелком сбое. Но, ожив, монитор вновь показал то же. Чатрукьяну вдруг стало холодно. У сотрудников лаборатории систем безопасности была единственная обязанность - поддерживать ТРАНСТЕКСТ в чистоте, следить, чтобы в него не проникли вирусы. Он знал, что пятнадцатичасовой прогон может означать только одно: зараженный файл попал в компьютер и выводит из строя программу. Все, чему его учили, свидетельствовало о чрезвычайности ситуации. Тот факт, что в лаборатории систем безопасности никого нет, а монитор был выключен, больше не имело значения.

 Когда мы внесем эту поправку, - добавил Стратмор, - мне будет все равно, сколько ключей гуляет по свету: чем их больше, тем забавнее.  - Он жестом попросил ее возобновить поиск.  - Но пока этого не произошло, мы в цейтноте. Сьюзан открыла рот, желая сказать, что она все понимает, но ее слова были заглушены внезапным пронзительным звуком. Тишина шифровалки взорвалась сигналом тревоги, доносившимся из служебного помещения ТРАНСТЕКСТА. Сьюзан и Стратмор в недоумении посмотрели друг на друга. - Что это? - вскрикнула Сьюзан между сигналами. - ТРАНСТЕКСТ перегрелся! - сказал Стратмор. В его голосе слышалось беспокойство.  - Быть может, Хейл был прав, говоря, что система резервного питания подает недостаточное количество фреона.

Я всегда добиваюсь своей цели, - подумал Стратмор. Не обращая внимания на пролом в стене, он подошел к электронной двери. Створки с шипением разъехались в стороны. Он вошел. Сьюзан стояла перед ним, промокшая, взъерошенная, в его пиджаке, накинутом на плечи. Она выглядела как первокурсница, попавшая под дождь, а он был похож на студента последнего курса, одолжившего ей свою куртку. Впервые за многие годы коммандер почувствовал себя молодым. Его мечта была близка к осуществлению.

Высший уровень. К отчетам о секретных операциях. К зарубежной агентурной сети. Им станут известны имена и местонахождение всех лиц, проходящих по федеральной программе защиты свидетелей, коды запуска межконтинентальных ракет. Мы должны немедленно вырубить электроснабжение. Немедленно. Казалось, на директора его слова не произвели впечатления. - Должен быть другой выход.

429 Share

Divenude

 Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии. Поскольку, находясь там, он ничего не смог бы предпринять, у меня оставалось два варианта: попросить его прервать визит и вернуться в Вашингтон или попытаться разрешить эту ситуацию самому. Воцарилась тишина. Наконец Стратмор поднял усталые глаза на Сьюзан. Выражение его лица тут же смягчилось. - Сьюзан, извини. Это кошмар наяву. Я понимаю, ты расстроена из-за Дэвида.

Это же анаграмма. Сьюзан не могла скрыть изумления. NDAKOTA - анаграмма. Она представила себе эти буквы и начала менять их местами. Ndakota… Kadotan… Oktadan… Tandoka… Сьюзан почувствовала, как ноги у нее подкосились. Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он .

 - Добрый вечер, мистер Хейл.  - Он нахмурился, глаза его сузились.  - Сегодня суббота. Чем мы обязаны. Хейл невинно улыбнулся: - Просто хотел убедиться, что ноги меня еще носят. - Понимаю.  - Стратмор хмыкнул, раздумывая, как поступить, потом, по-видимому, также решил не раскачивать лодку и произнес: - Мисс Флетчер, можно поговорить с вами минутку. За дверью.

 Че-че-го же вы хотите? - выдавил он заикаясь.  - Я ничего не знаю. Беккер зашагал по комнате. - На руке умершего было золотое кольцо. Я хочу его забрать. - У м-меня его. Беккер покровительственно улыбнулся и перевел взгляд на дверь в ванную. - А у Росио. Капельки Росы. Лицо мужчины из мертвенно-бледного стало красным.

 - Он откашлялся.  - Он нацелен на фильтры безопасности. Фонтейн побледнел. Он, конечно, понял, чем это грозит: червь сожрет фильтры, содержащие информацию в тайне, и без них она станет доступна всем без исключения. - Нам необходимо отключиться от Интернета, - продолжил Джабба.  - Приблизительно через час любой третьеклассник с модемом получит высший уровень допуска к американской секретной информации. Фонтейн погрузился в раздумья. Джабба терпеливо ждал, наконец не выдержал и крикнул ассистентке: - Соши.

Где Стратмор. - Коммандер Стратмор погиб. - Справедливость восторжествовала, как в дешевой пьесе. - Успокойтесь, Джабба, - приказал директор, - и доложите ситуацию. Насколько опасен вирус. Джабба пристально посмотрел на директора и вдруг разразился смехом. - Вирус? - Его грубый хохот разнесся по подземелью.  - Так вы считаете, что это вирус. Фонтейн оставался невозмутимым.

510 Share

Divenude

Вам и в самом деле стоило бы задержаться и посмотреть. - Может быть, я так и сделаю. - Mala suerte, - вздохнул лейтенант.  - Не судьба. Собор закрыт до утренней мессы. - Тогда в другой.  - Беккер улыбнулся и поднял коробку.  - Я, пожалуй, пойду.

Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту. - Северная Дакота, - прошептала она еле слышно.  - Посмотрим, кто ты .

 Фильтр Х-одиннадцать уничтожен, - сообщил техник.  - У этого парня зверский аппетит. Смит начал говорить. Его комментарий отличался бесстрастностью опытного полевого агента: - Эта съемка сделана из мини-автобуса, припаркованного в пятидесяти метрах от места убийства. Танкадо приближается справа, Халохот - между деревьев слева. - У нас почти не осталось времени, - сказал Фонтейн.  - Давайте ближе к сути дела. Агент Колиандер нажал несколько кнопок, и кадры стали сменяться быстрее. Люди на подиуме с нетерпением ждали, когда на экране появится их бывший сослуживец Энсей Танкадо. Ускоренное проигрывание видеозаписи придавало изображению некоторую комичность.

 Где теперь это кольцо? - спросил Беккер. Лейтенант глубоко затянулся. - Долгая история. Чутье подсказывало Беккеру, что это открытие не сулит ему ничего хорошего. - Все равно расскажите. ГЛАВА 15 Сьюзан Флетчер расположилась за компьютерным терминалом Третьего узла. Этот узел представлял собой звуконепроницаемую уединенную камеру, расположенную неподалеку от главного зала. Двухдюймовое искривленное стекло односторонней видимости открывало перед криптографами панораму зала, не позволяя увидеть камеру снаружи. В задней ее части располагались двенадцать терминалов, образуя совершенную окружность.

Это наша главная цель. Простое число. Джабба посмотрел на таблицу, что стояла на мониторе, и всплеснул руками. - Здесь около сотни пунктов. Мы не можем вычесть их все одно из другого. - Многие пункты даны не в числовой форме, - подбодрила людей Сьюзан.  - Их мы можем проигнорировать. Уран природный элемент, плутоний - искусственный.

 Но я же ни в чем не виноват. - Ты лжешь. У меня есть доказательство! - Сьюзан встала и подошла к терминалам.  - Помнишь, как ты отключил Следопыта? - спросила она, подойдя к своему терминалу.  - Я снова его запустила. Посмотрим, вернулся ли. Разумеется, на ее экране замигал значок, извещающий о возвращении Следопыта. Сьюзан положила руку на мышку и открыла сообщение, Это решит судьбу Хейла, - подумала.  - Хейл - это Северная Дакота.  - На экране появилось новое окошко.

305 Share

Divenude

 - Это сделаешь. ГЛАВА 48 - Что? - воскликнула Мидж, не веря своим ушам.  - Стратмор говорит, что у нас неверные данные. Бринкерхофф кивнул и положил трубку. - Стратмор отрицает, что ТРАНСТЕКСТ бьется над каким-то файлом восемнадцать часов. - Он был крайне со мной любезен, - просияв, сказал Бринкерхофф, довольный тем, что ему удалось остаться в живых после телефонного разговора.  - Он заверил меня, что ТРАНСТЕКСТ в полной исправности. Сказал, что он взламывает коды каждые шесть минут и делал это даже пока мы с ним говорили.

Двухцветный встал и с презрением посмотрел на Беккера. - Чего вы от меня хотите. Беккер задумался: Я бы хотел, чтобы ты как следует вымыл голову, научился говорить по-человечески и нашел себе работу. Но решил, что хочет от этого парня слишком многого. - Мне нужна кое-какая информация, - сказал. - Проваливал бы ты отсюда. - Я ищу одного человека. - Знать ничего не знаю. - Не знаю, о ком вы говорите, - поправил его Беккер, подзывая проходившую мимо официантку. Он купил две бутылки пива и протянул одну Двухцветному.

У нее часто возникало чувство, что Стратмор не слишком высокого мнения о Дэвиде и считает, что она могла бы найти себе кого-то поинтереснее, чем простой преподаватель.  - Коммандер, - сказала она, - если вы инструктировали Дэвида сегодня утром по телефону из машины, кто-то мог перехватить… - Один шанс на миллион, - возразил Стратмор, стараясь ее успокоить.  - Подслушивающий должен был находиться в непосредственной близости и точно знать, что надо подслушивать.  - Он положил руку ей на плечо.  - Я никогда не послал бы туда Дэвида, если бы считал, что это связано хоть с малейшей опасностью.  - Он улыбнулся.  - Поверь. При первых же признаках опасности я отправлю к нему профессионалов. Слова Стратмора внезапно были прерваны постукиванием по стеклянной стене Третьего узла. Они обернулись.

 Он не предложил вам больницы поприличнее. - На этой его чертовой тарантайке. Нет уж, увольте. - Что же случилось утром. - Я все рассказал лейтенанту. - Я с ним говорил, но… - Надеюсь, вы отчитали его как следует! - воскликнул Клушар. Беккер кивнул: - Самым решительным образом. Консульство этого так не оставит. - Надеюсь. - Месье Клушар.

Но тот молчал. Конец лета. Солнце уже зашло. Над головой автоматически зажглись лампы дневного света. Сьюзан нервничала: прошло уже слишком много времени. Взглянув на Следопыта, она нахмурилась. - Ну давай же, - пробормотала.  - У тебя было много времени. Сьюзан положила руку на мышку и вывела окно состояния Следопыта.

Сьюзан кивнула. - То есть вы хотите сказать, Танкадо не волновало, что кто-то начнет разыскивать Северную Дакоту, потому что его имя и адрес защищены компанией ARA. - Верно. Сьюзан на секунду задумалась. - ARA обслуживает в основном американских клиентов. Вы полагаете, что Северная Дакота может быть где-то. - Возможно.  - Стратмор пожал плечами.  - Имея партнера в Америке, Танкадо мог разделить два ключа географически.

La dottoressa maiala

About Muzilkree

Если повезет, он разыщет канадца, получит кольцо и тут же вернется домой. Если потребуется, заплатите за это кольцо хоть десять тысяч долларов.

Related Posts

753 Comments

Post A Comment