Mature pantyhose pics

252 Share

Mature pantyhose pics

 Коммандер? - позвала Сьюзан. Свет внутри исходил лишь от светящихся компьютерных мониторов Стратмора.  - Коммандер! - повторила.  - Коммандер. Внезапно Сьюзан вспомнила, что он должен быть в лаборатории систем безопасности. Она кружила по пустому кабинету, все еще не преодолев ужас, который вызвало у нее общение с Хейлом. Надо выбираться из шифровалки. Черт с ней, с Цифровой крепостью. Пришла пора действовать. Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ и бежать.

В шуме, доносившемся из-под пола шифровалки, в его голове звучал девиз лаборатории систем безопасности: Действуй, объясняться будешь. В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер. Сотрудникам службы безопасности платили за их техническое мастерство… а также за чутье. Действуй, объясняться будешь. Чатрукьян знал, что ему делать. Знал он и то, что, когда пыль осядет, он либо станет героем АНБ, либо пополнит ряды тех, кто ищет работу. В огромной дешифровальной машине завелся вирус - в этом он был абсолютно уверен. Существовал только один разумный путь - выключить .

От водки у него появилось легкое головокружение. Сьюзан, подшучивая над ним, часто говорила, что напоить его не составляет никакого труда. Наполнив тяжелый хрустальный стакан водой из фонтанчика, Беккер сделал несколько жадных глотков, потянулся и расправил плечи, стараясь сбросить алкогольное оцепенение, после чего поставил стакан на столик и направился к выходу. Когда он проходил мимо лифта, дверцы открылись. В кабине стоял какой-то мужчина. Беккер успел заметить лишь очки в железной оправе. Мужчина поднес к носу платок. Беккер вежливо улыбнулся и вышел на улицу - в душную севильскую ночь. ГЛАВА 42 Вернувшись в комнату, Сьюзан, не находя себе места, нервно ходила из угла в угол, терзаясь мыслью о том, что так и не выбрала момент, чтобы разоблачить Хейла. А тот спокойно сидел за своим терминалом.

Стратмор бесшумно спускался по ступенькам. Незачем настораживать Хейла, давать ему знать, что они идут. Почти уже спустившись, Стратмор остановился, нащупывая последнюю ступеньку. Когда он ее нашел, каблук его ботинка громко ударился о кафельную плитку пола. Сьюзан почувствовала, как напряглось все его тело. Они вступили в опасную зону: Хейл может быть где угодно. Вдали, за корпусом ТРАНСТЕКСТА, находилась их цель - Третий узел. Сьюзан молила Бога, чтобы Хейл по-прежнему был там, на полу, катаясь от боли, как побитая собака.

Отказ Джаббы использовать данную услугу был его личным ответом на требование АН Б о том, чтобы он всегда был доступен по мобильному телефону. Чатрукьян повернулся и посмотрел в пустой зал шифровалки. Шум генераторов внизу с каждой минутой становился все громче. Фил физически ощущал, что времени остается все меньше. Он знал: все уверены, что он ушел. В шуме, доносившемся из-под пола шифровалки, в его голове звучал девиз лаборатории систем безопасности: Действуй, объясняться будешь. В мире высоких ставок, в котором от компьютерной безопасности зависело слишком многое, минуты зачастую означали спасение системы или ее гибель. Трудно было найти время для предварительного обоснования защитных мер.

 И где же это кольцо? - гнул свое Беккер. Клушар, похоже, не расслышал. Глаза его отсутствующе смотрели в пространство. - Странное дело, ей-богу, все эти буквы - ни на один язык не похоже. - Может быть, японский? - предположил Беккер. - Определенно. - Так вы успели его рассмотреть. - Господи. Когда я опустился на колени, чтобы помочь ему, этот человек стал совать мне пальцы прямо в лицо.

518 Share

Mature pantyhose pics

Он знал, что задумал Чатрукьян. Отключение ТРАНСТЕКСТА было логичным шагом в случае возникновения чрезвычайной ситуации, а ведь тот был уверен, что в машину проник вирус. К несчастью, это был самый надежный способ собрать в шифровалке всех сотрудников Отдела обеспечения системной безопасности. После таких экстренных действий на главном коммутаторе раздавался сигнал общей тревоги. Проверку шифровалки службой безопасности Хейл допустить не. Он выбежал из помещения Третьего узла и направился к люку. Чатрукьяна во что бы то ни стало следовало остановить. ГЛАВА 51 Джабба был похож на гигантского головастика. Подобно киноперсонажу, в честь которого он и получил свое прозвище, его тело представляло собой шар, лишенный всякой растительности.

Когда санитары отвезли тело Танкадо в морг, офицер попытался расспросить канадца о том, что произошло. Единственное, что он понял из его сбивчивого рассказа, - это что перед смертью Танкадо отдал кольцо. - Танкадо отдал кольцо? - скептически отозвалась Сьюзан. - Да. Такое впечатление, что он его буквально всучил - канадцу показалось, будто бы он просил, чтобы кольцо взяли. Похоже, этот канадец рассмотрел его довольно внимательно.  - Стратмор остановился и повернулся к Сьюзан.  - Он сказал, что на кольце были выгравированы какие-то буквы.

Чатрукьян знал, что ему делать. Знал он и то, что, когда пыль осядет, он либо станет героем АНБ, либо пополнит ряды тех, кто ищет работу. В огромной дешифровальной машине завелся вирус - в этом он был абсолютно уверен. Существовал только один разумный путь - выключить. Чатрукьян знал и то, что выключить ТРАНСТЕКСТ можно двумя способами. Первый - с личного терминала коммандера, запертого в его кабинете, и он, конечно, исключался. Второй - с помощью ручного выключателя, расположенного в одном из ярусов под помещением шифровалки. Чатрукьян тяжело сглотнул. Он терпеть не мог эти ярусы. Он был там только один раз, когда проходил подготовку.

Он не хотел, чтобы это зашло так далеко, - говорила она.  - Он хотел нас спасти. Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не. И все тянул и тянул к ним свои пальцы. В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы - U235 и U?. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение. Он профессор лингвистики, а не физики.

Когда его обвиняли в фаворитизме, он в ответ говорил чистую правду: Сьюзан Флетчер - один из самых способных новых сотрудников, которых он принял на работу. Это заявление не оставляло места обвинениям в сексуальном домогательстве, однако как-то один из старших криптографов по глупости решил проверить справедливость слов шефа. Однажды, в первый год своей работы в агентстве, Сьюзан заглянула в комнату новых криптографов за какими-то бумагами. Уже направляясь к двери, она увидела свое фото на доске объявлений и едва не лишилась чувств. На фотографии она была изображена наклонившейся над постелью, в одних трусиках. Как выяснилось, кто-то из криптографов сосканировал фотографию из порножурнала и приставил к телу головы модели голову Сьюзан. Получилось очень даже правдоподобно. К несчастью для того, кто это придумал, коммандер Стратмор не нашел в этой выходке ничего забавного. Два часа спустя был издан ставший знаковым приказ: СОТРУДНИК КАРЛ ОСТИН УВОЛЕН ЗА НЕДОСТОЙНЫЙ ПОСТУПОК С этого дня никто больше не доставлял ей неприятностей; всем стало ясно, что Сьюзан Флетчер - любимица коммандера Стратмора. Но не только молодые криптографы научились уважать Стратмора; еще в начале своей карьеры он был замечен начальством как человек, разработавший целый ряд неортодоксальных и в высшей степени успешных разведывательных операций.

Единственным освещением в шифровалке был разве что свет звезд над их головами, едва уловимое свечение проникало также сквозь разбитую стеклянную стену Третьего узла. Стратмор шагнул вперед, нащупывая ногой место, где начинались ступеньки узенькой лестницы. Переложив берет-ту в левую руку, правой он взялся за перила. Он прекрасно знал, что левой рукой стрелял так же плохо, как и правой, к тому же правая рука была ему нужна, чтобы поддерживать равновесие. Грохнуться с этой лестницы означало до конца дней остаться калекой, а его представления о жизни на пенсии никак не увязывались с инвалидным креслом. Сьюзан, ослепленная темнотой шифровалки, спускалась, не отрывая руки от плеча Стратмора. Даже в полуметре от шефа она не видела очертаний его фигуры. Всякий раз, ступая на очередную ступеньку, она носком туфли первым делом старалась нащупать ее край. К ней снова вернулись страхи, связанные с новой попыткой найти ключ Хейла в Третьем узле.

197 Share

Mature pantyhose pics

 Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше. Она ткнула его локтем в бок. Левый крайний Джорджтауна, подавая угловой, отправил мяч в аут, и трибуны негодующе загудели. Защитники поспешили на свою половину поля. - А ты? - спросил Беккер.  - Что предпочитаешь. - У меня черный пояс по дзюдо. Беккер поморщился.

Должно быть, это какая-то ошибка. Следопыт показывал адрес, не имеющий никакого смысла. Взяв себя в руки, она перечитала сообщение. Это была та же информация, которую получил Стратмор, когда сам запустил Следопыта. Тогда они оба подумали, что он где-то допустил ошибку, но сейчас-то она знала, что действовала правильно. Тем не менее информация на экране казалась невероятной: NDAKOTA ETDOSHISHA. EDU - ЕТ? - спросила Сьюзан. У нее кружилась голова.  - Энсей Танкадо и есть Северная Дакота.

Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу. Понятно, домой он так и не ушел и теперь в панике пытается что-то внушить Хейлу. Она понимала, что это больше не имеет значения: Хейл и без того знал все, что можно было знать. Мне нужно доложить об этом Стратмору, - подумала она, - и как можно скорее. ГЛАВА 38 Хейл остановился в центре комнаты и пристально посмотрел на Сьюзан. - Что случилось, Сью. У тебя ужасный вид.

Беккер понял, что перегнул палку. Он нервно оглядел коридор. Его уже выставили сегодня из больницы, и он не хотел, чтобы это случилось еще. - Nimm deinen FuB weg! - прорычал немец.  - Уберите ногу. Взгляд Беккера упал на пухлые пальцы мужчины. Никакого кольца. Я так близок к цели, - подумал .

Я же сказал тебе… - Но это была не Мидж. Джабба удивленно заморгал.  - Соши. Соши Кута, тонкая как проволока, весила не больше сорока килограммов. Она была его помощницей, прекрасным техником лаборатории систем безопасности, выпускницей Массачусетс кого технологического института. Она часто работала с ним допоздна и, единственная из всех сотрудников, нисколько его не боялась. Соши посмотрела на него с укором и сердито спросила: - Какого дьявола вы не отвечаете. Я звонила вам на мобильник. И на пейджер .

 В чем дело? - Беккер не рассчитывал, что все это займет так много времени, и теперь опаздывал на свой обычный субботний теннисный матч. Часовой пожал плечами. - С вами хочет поговорить начальник шифровалки. Она сейчас будет. - Она? - Беккер рассмеялся. Он не заметил в АНБ ни одного существа женского пола. - Вас это смущает? - раздался у него за спиной звонкий голос. Беккер обернулся и тотчас почувствовал, что краснеет. Он уставился на карточку с личными данными, приколотыми к блузке стоявшей перед ним женщины.

568 Share

Mature pantyhose pics

Поиск занял больше времени, чем она рассчитывала. Мысли ее мешались: она тосковала по Дэвиду и страстно желала, чтобы Грег Хейл отправился домой. Но Хейл сидел на месте и помалкивал, поглощенный своим занятием. Ей было безразлично, чем именно он занят, лишь бы не заинтересовался включенным ТРАНСТЕКСТОМ. Пока этого, по-видимому, не случилось: цифра 16 в окне отсчета часов заставила бы его завопить от изумления. Сьюзан допивала уже третью чашку чая, когда это наконец произошло: компьютер пискнул. Пульс ее участился. На мониторе появилось символическое изображение конверта - это значило, что пришло сообщение по электронной почте. Сьюзан бросила быстрый взгляд на Хейла, но тот был всецело поглощен своим компьютером. Затаив дыхание, Сьюзан дважды щелкнула по конверту.

 - Скажи, что он нашел кольцо. Но коммандер поймал ее взгляд и нахмурился. Значит, это не Дэвид. Сьюзан почувствовала, что у нее перехватило дыхание. Она лишь хотела знать, что человек, которого она любит, в безопасности. Стратмор, в свою очередь, тоже сгорал от нетерпения, но подругой причине. Если Дэвид и дальше задержится, придется послать ему на помощь кого-то из полевых агентов АНБ, а это было связано с риском, которого коммандер всеми силами хотел избежать. - Коммандер, - сказал Чатрукьян, - я уверен, что нам надо проверить… - Подождите минутку, - сказал Стратмор в трубку, извинившись перед собеседником. Он прикрыл микрофон телефона рукой и гневно посмотрел на своего молодого сотрудника.

Сделал он это как раз вовремя - убийца промчался мимо в ту же секунду. Он так торопился, что не заметил побелевших костяшек пальцев, вцепившихся в оконный выступ. Свисая из окна, Беккер благодарил Бога за ежедневные занятия теннисом и двадцатиминутные упражнения на аппарате Наутилус, подготовившие его мускулатуру к запредельным нагрузкам. Увы, теперь, несмотря на силу рук, он не мог подтянуться, чтобы влезть обратно. Плечи его отчаянно болели, а грубый камень не обеспечивал достаточного захвата и впивался в кончики пальцев подобно битому стеклу. Беккер понимал, что через несколько секунд его преследователь побежит назад и с верхних ступеней сразу же увидит вцепившиеся в карниз пальцы. Он зажмурился и начал подтягиваться, понимая, что только чудо спасет его от гибели. Пальцы совсем онемели. Беккер посмотрел вниз, на свои ноги. До апельсиновых деревьев не меньше ста метров.

 - Он провел рукой по своим коротко стриженным волосам.  - Я кое о чем тебе не рассказал. Иной раз человек в моем положении… - Он замялся, словно принимая трудное решение.  - Иногда человек в моем положении вынужден лгать людям, которых любит. Сегодня как раз такой день.  - В глазах его читалась печаль.  - То, что сейчас скажу, я не собирался говорить никому. Она почувствовала, как по спине у нее пробежал холодок. Лицо коммандера выражало торжественную серьезность. Видимо, в его действиях было нечто такое, что ей знать не полагалось.

Оперативные агенты сообщают последние данные о ходе выполнения поставленных перед ними задач. Банк данных АНБ - это основа основ тысяч правительственных операций. Отключить все это без подготовки - значит парализовать разведдеятельность во всем мире. - Я отдаю себе отчет в последствиях, сэр, - сказал Джабба, - но у нас нет выбора. - Объясните, - потребовал Фонтейн. Он посмотрел на Сьюзан, стоявшую рядом с ним на платформе. Казалось, все происходящее было от нее безумно. Джабба вздохнул и снова вытер пот со лба. По выражению его лица было ясно: то, что он собирается сказать, не понравится директору и остальным. - Этот червь, - начал он, - не обычный переродившийся цикл.

Хейл зашевелился и в ответ на каждое завывание сирены начал моргать. Неожиданно для самой себя Сьюзан схватила беретту, и Хейл, открыв глаза, увидел ее, стоящую с револьвером в руке, нацеленным ему в низ живота. - Где ключ? - потребовала. Хейл с трудом пришел в. - Ч-что произошло. - То, что ты проиграл, а больше. Итак, где ключ. Хейл попытался пошевелить руками, но понял, что накрепко связан. На лице его появилось выражение животного страха. - Отпусти .

694 Share

Mature pantyhose pics

У нас вирус. Я звоню Джаббе. Когда он попытался обойти Стратмора, тот преградил ему дорогу. Лестничная площадка, на которой они стояли, была совсем крохотной. Они сцепились. Перила были невысокими. Как это странно, подумал Стратмор, что насчет вируса Чатрукьян был прав с самого начала. Его падение пронзило Стратмора холодным ужасом - отчаянный крик и потом тишина. Но более страшным стало то, что он увидел в следующее мгновение. Скрытые тенью, на него смотрели глаза Грега Хейла, глаза, полные ужаса.

Он отличался громким голосом и безвкусно-крикливой манерой одеваться. Коллеги-криптографы прозвали его Галит - таково научное название каменной соли. Хейл же был уверен, что галит - некий драгоценный камень, поэтому считал, что это прозвище вполне соответствует его выдающимся умственным способностям и прекрасному телосложению. Будь он менее самонадеян, он, конечно же, заглянул бы в энциклопедию и обнаружил, что это не что иное, как солевой осадок, оставшийся после высыхания древних морей. Как и все криптографы АНБ, Хейл зарабатывал огромные деньги, однако вовсе не стремился держать этот факт при. Он ездил на белом лотосе с люком на крыше и звуковой системой с мощными динамиками. Кроме того, он был фанатом всевозможных прибамбасов, и его автомобиль стал своего рода витриной: он установил в нем компьютерную систему глобального позиционирования, замки, приводящиеся в действие голосом, пятиконечный подавитель радаров и сотовый телефонфакс, благодаря которому всегда мог принимать сообщения на автоответчик. На номерном знаке авто была надпись МЕГАБАЙТ в обрамлении сиреневой неоновой трубки. Ранняя юность Грега Хейла не была омрачена криминальными историями, поскольку он провел ее в Корпусе морской пехоты США, где и познакомился с компьютером. Он стал лучшим программистом корпуса, и перед ним замаячила перспектива отличной военной карьеры.

Новый стандарт шифрования. Отныне и навсегда. Шифры, которые невозможно взломать. Банкиры, брокеры, террористы, шпионы - один мир, один алгоритм. Анархия. - Какой у нас выбор? - спросила Сьюзан. Она хорошо понимала, что в отчаянной ситуации требуются отчаянные меры, в том числе и от АНБ. - Мы не можем его устранить, если ты это имела в виду. Именно это она и хотела узнать. За годы работы в АНБ до нее доходили слухи о неофициальных связях агентства с самыми искусными киллерами в мире - наемниками, выполняющими за разведывательные службы всю грязную работу.

Сьюзан подняла голову. Глаза ее были затуманены. - Танкадо успел отдать его за мгновение до смерти. Все были в растерянности. - Ключ… - Ее передернуло.  - Коммандер Стратмор отправил кого-то в Испанию с заданием найти ключ. - И что? - воскликнул Джабба.  - Человек Стратмора его нашел. Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась. - Да, - еле слышно сказала .

Танкадо, задыхаясь и не в силах произнести ни звука, в последней отчаянной надежде посмотрел на тучного господина. Пожилой человек вдруг поднялся и куда-то побежал, видимо, вызвать скорую. Танкадо явно терял последние силы, но по-прежнему совал кольцо прямо в лицо тучному господину. Тот протянул руку, взял Танкадо за запястье, поддерживая остававшуюся на весу руку умирающего. Танкадо посмотрел вверх, на свои пальцы, на кольцо, а затем, умоляюще, - на тучного господина. Это была предсмертная мольба. Энсей Танкадо незаметно кивнул, словно говоря:. И тут же весь обмяк.

На экране перед ними высветилось сообщение об ошибке: НЕДОПУСТИМЫЙ ВВОД. ТОЛЬКО В ЦИФРОВОЙ ФОРМЕ - Черт его дери! - взорвался Джабба.  - Только цифровой. Нам нужно число. Он нас надул. Это кольцо - обман. - Червь удвоил скорость! - крикнула Соши.  - Штрафная санкция.

745 Share

Mature pantyhose pics

Панк наконец позволил себе улыбнуться. - Заметано. - Ну вот и хорошо. Девушка, которую я ищу, может быть. У нее красно-бело-синие волосы. Парень фыркнул. - Сегодня годовщина Иуды Табу. У всех такие… - На ней майка с британским флагом и серьга в форме черепа в одном ухе. По выражению лица панка Беккер понял, что тот знает, о ком идет речь. Мелькнул лучик надежды.

 Что с тобой? - в голосе Стратмора слышалась мольба. Лужа крови под телом Хейла расползалась на ковре, напоминая пятно разлитой нефти. Стратмор смущенно посмотрел на труп, затем перевел взгляд на Сьюзан. Неужели она узнала. Этого не может. Стратмор был уверен, что предусмотрел. - Сьюзан, - сказал он, подходя ближе.  - В чем. Она не шевельнулась. - Ты волнуешься о Дэвиде.

На рассвете я усмирил свою гордыню и позвонил директору - и, уверяю тебя, это был бы тот еще разговорчик. Доброе утро, сэр. Извините, что пришлось вас разбудить. Почему я звоню. Я только что выяснил, что ТРАНСТЕКСТ устарел. Все дело в алгоритме, сочинить который оказалось не под силу нашим лучшим криптографам! - Стратмор стукнул кулаком по столу. Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова.

Боль в боку немного утихла, да и глаза как будто обрели прежнюю зоркость. Он немного постоял, наслаждаясь ярким солнцем и тонким ароматом цветущих апельсиновых деревьев, а потом медленно зашагал к выходу на площадь. В этот момент рядом резко притормозил мини-автобус. Из него выпрыгнули двое мужчин, оба молодые, в военной форме. Они приближались к Беккеру с неумолимостью хорошо отлаженных механизмов. - Дэвид Беккер? - спросил один из. Беккер остановился, недоумевая, откуда им известно его имя. - Кто… кто вы. - Пройдемте с нами, пожалуйста. Сюда.

 Так гораздо лучше… спасибо. - Pas du tout, - отозвался Беккер. - О! - Старик радостно улыбнулся.  - Так вы говорите на языке цивилизованного мира. - Да вроде бы, - смущенно проговорил Беккер. - Это не так важно, - горделиво заявил Клушар.  - Мою колонку перепечатывают в Соединенных Штатах, у меня отличный английский. - Мне говорили, - улыбнулся Беккер. Он присел на край койки.  - Теперь, мистер Клушар, позвольте спросить, почему такой человек, как вы, оказался в таком месте.

 - Хейл - это Северная Дакота.  - На экране появилось новое окошко.  - Хейл - это… Сьюзан замерла. Должно быть, это какая-то ошибка. Следопыт показывал адрес, не имеющий никакого смысла. Взяв себя в руки, она перечитала сообщение. Это была та же информация, которую получил Стратмор, когда сам запустил Следопыта. Тогда они оба подумали, что он где-то допустил ошибку, но сейчас-то она знала, что действовала правильно. Тем не менее информация на экране казалась невероятной: NDAKOTA ETDOSHISHA.

186 Share

Mature pantyhose pics

 Я забыла: как называется вид спорта, которым ты увлекаешься? - спросила Сьюзан.  - Цуккини. - Сквош, - чуть не застонал Беккер. Сьюзан сделала вид, что не поняла. - Это похоже на цуккини, - пояснил он, - только корт поменьше. Она ткнула его локтем в бок. Левый крайний Джорджтауна, подавая угловой, отправил мяч в аут, и трибуны негодующе загудели. Защитники поспешили на свою половину поля. - А ты? - спросил Беккер.  - Что предпочитаешь .

Все дело в алгоритме, сочинить который оказалось не под силу нашим лучшим криптографам! - Стратмор стукнул кулаком по столу. Сьюзан окаменела. Она не произнесла ни слова. За десять лет их знакомства Стратмор выходил из себя всего несколько раз, и этого ни разу не произошло в разговоре с. В течение нескольких секунд ни он, ни она не произнесли ни слова. Наконец Стратмор откинулся на спинку стула, и Сьюзан поняла, что он постепенно успокаивается. Когда он наконец заговорил, голос его звучал подчеркнуто ровно, хотя было очевидно, что это давалось ему нелегко. - Увы, - тихо сказал Стратмор, - оказалось, что директор в Южной Америке на встрече с президентом Колумбии.

Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами. - Сьюзан, я хочу кое о чем тебя спросить.  - Звук его голоса гулко раздался в комнате оперативного управления, и все тут же замерли, повернувшись к экрану. - Сьюзан Флетчер, выйдете за меня замуж. В комнате зашушукались. С одного из столов на пол упали подставка для бумаг и стакан с карандашами, но никто даже не пошевельнулся, чтобы их поднять. Лишь едва слышно шуршали лопасти вентиляторов охлаждения мониторов да доносилось ровное дыхание Дэвида в микрофон, почти прижатый к его рту. - Д-дэвид… - Сьюзан не знала, что за спиной у нее собралось тридцать семь человек.

В АНБ он получил кличку Джабба и приобрел репутацию полубога. Он бродил по коридорам шифровалки, тушил бесконечные виртуальные пожары и проклинал слабоумие нерадивых невежд. Чатрукьян знал: как только Джабба узнает, что Стратмор обошел фильтры, разразится скандал. Какая разница? - подумал.  - Я должен выполнять свои обязанности. Он поднял телефонную трубку и набрал номер круглосуточно включенного мобильника Джаббы. ГЛАВА 45 Дэвид Беккер бесцельно брел по авенида дель Сид, тщетно пытаясь собраться с мыслями. На брусчатке под ногами мелькали смутные тени, водка еще не выветрилась из головы. Все происходящее напомнило ему нечеткую фотографию. Мысли его то и дело возвращались к Сьюзан: он надеялся, что она уже прослушала его голос на автоответчике.

Родители… Сьюзан. О Боже… Сьюзан. Впервые с детских лет Беккер начал молиться. Он молился не об избавлении от смерти - в чудеса он не верил; он молился о том, чтобы женщина, от которой был так далеко, нашла в себе силы, чтобы ни на мгновение не усомнилась в его любви. Он закрыл глаза, и воспоминания хлынули бурным потоком. Он вспомнил факультетские заседания, лекции - все то, что заполняло девяносто процентов его жизни. Вспомнил о Сьюзан. Это были простые воспоминания: как он учил ее есть палочками, как они отправились на яхте к Кейп-Коду.

Сьюзан еще раз перечитала послание Танкадо. Главная разница между элементами… разница между… нужно найти число… - Подождите! - сказала.  - Слово разница многозначно. Нам нужно число - значит, речь идет о математике. Еще одна игра слов мистера Танкадо: разница означает результат вычитания. - Верно! - сказал Беккер с экрана.  - Может быть, у этих элементов разное число протонов или чего-то. Если вычесть… - Он прав, - сказал Джабба, повернувшись к Соши.  - На этих таблицах есть числа. Количество протонов.

607 Share

Mature pantyhose pics

Количество протонов. Период полураспада. Что-нибудь, что можно было бы вычесть одно из другого. - Три минуты! - послышался крик. - А сверхкритическая масса? - предложила Соши.  - Тут сказано, что сверхкритическая масса плутония составляет тридцать пять и две десятых фунта. - Вот именно! - крикнул Джабба.  - Посмотрите уран. Его сверхкритическую массу.

Когда она вошла, глаза немца чуть не вывалились из орбит. На ней была черная ночная рубашка; загорелая, орехового оттенка кожа светилась в мягком свете ночника, соски призывно выделялись под тонкой прозрачной тканью. - Komm doch hierher, - сказал немец сдавленным голосом, сбрасывая с себя пижаму и поворачиваясь на спину. Росио через силу улыбнулась и подошла к постели. Но, посмотрев на распростертую на простынях громадную тушу, почувствовала облегчение. То, что она увидела пониже его живота, оказалось совсем крошечным. Немец схватил ее и нетерпеливо стянул с нее рубашку. Его толстые пальцы принялись методично, сантиметр за сантиметром, ощупывать ее тело. Росио упала на него сверху и начала стонать и извиваться в поддельном экстазе.

Сьюзан поворачивалась то влево, то вправо. Она услышала шелест одежды, и вдруг сигналы прекратились. Сьюзан замерла. Мгновение спустя, как в одном из самых страшных детских кошмаров, перед ней возникло чье-то лицо. Зеленоватое, оно было похоже на призрак. Это было лицо демона, черты которого деформировали черные тени. Сьюзан отпрянула и попыталась бежать, но призрак схватил ее за руку. - Не двигайся! - приказал .

Я чувствую. Она знала, что есть только один способ доказать свою правоту - выяснить все самой, а если понадобится, то с помощью Джаббы. Мидж развернулась и направилась к двери. Откуда ни возьмись появился Бринкерхофф и преградил ей дорогу. - Куда держишь путь. - Домой! - солгала Мидж. Бринкерхофф не уходил с дороги. - Это тебе велел Фонтейн? - спросила. Бринкерхофф отвернулся. - Чед, уверяю тебя, в шифровалке творится что-то непонятное.

 Конечно, я буду счастлив тебе заплатить.  - И он начал отсчитывать купюры. Глядя, как он шелестит деньгами, Меган вскрикнула и изменилась в лице, по-видимому ложно истолковав его намерения. Она испуганно посмотрела на вращающуюся дверь… как бы прикидывая расстояние. До выхода было метров тридцать. - Я оплачу тебе билет до дома, если… - Молчите, - сказала Меган с кривой улыбкой.  - Я думаю, я поняла, что вам от меня.  - Она наклонилась и принялась рыться в сумке.

Ну только подумайте. Усадить человека моих лет на мотоцикл. Просто позор. - Могу я для вас что-нибудь сделать. Клушар задумался, польщенный оказанным вниманием. - Если честно… - Он вытянул шею и подвигал головой влево и вправо.  - Мне не помешала бы еще одна подушка, если вас это не затруднит. - Нисколько.  - Беккер взял подушку с соседней койки и помог Клушару устроиться поудобнее.

983 Share

Mature pantyhose pics

В глазах Сьюзан Дэвид был самим совершенством - насколько вообще такое. Одно только ее беспокоило: всякий раз, когда они куда-то ходили, он решительно противился тому, чтобы она сама платила за. Сьюзан не могла с этим смириться, видя, как он выкладывает за их обед свою дневную заработную плату, но спорить с ним было бесполезно. Она в конце концов перестала протестовать, но это продолжало ее беспокоить. Я зарабатываю гораздо больше, чем в состоянии потратить, - думала она, - поэтому будет вполне естественным, если я буду платить. Но если не считать его изрядно устаревших представлений о рыцарстве, Дэвид, по мнению Сьюзан, вполне соответствовал образцу идеального мужчины. Внимательный и заботливый, умный, с прекрасным чувством юмора и, самое главное, искренне интересующийся тем, что она делает. Чем бы они ни занимались - посещали Смитсоновский институт, совершали велосипедную прогулку или готовили спагетти у нее на кухне, - Дэвид всегда вникал во все детали. Сьюзан отвечала на те вопросы, на которые могла ответить, и постепенно у Дэвида сложилось общее представление об Агентстве национальной безопасности - за исключением, разумеется, секретных сторон деятельности этого учреждения. Основанное президентом Трумэном в 12 часов 01 минуту 4 ноября 1952 года, АНБ на протяжении почти пятидесяти лет оставалось самым засекреченным разведывательным ведомством во всем мире.

Все люди умирают… что значит еще одна смерть. ГЛАВА 91 В соборе всегда ночь. Тепло дня здесь сменяется влажной прохладой, а шум улицы приглушается мощными каменными стенами. Никакое количество люстр под сводами не в состоянии осветить бесконечную тьму. Тени повсюду. И только в вышине витражи окон впускают внутрь уродство мира, окрашивая его в красновато-синие тона. Севильский собор, подобно всем великим соборам Европы, в основании имеет форму креста. Святилище и алтарь расположены над центром и смотрят вниз, на главный алтарь. Деревянные скамьи заполняют вертикальную ось, растянувшись на сто с лишним метров, отделяющих алтарь от основания креста.

 - Что еще это может. Иначе Танкадо не отдал бы ключ. Какой идиот станет делать на кольце надпись из произвольных букв. Фонтейн свирепым взглядом заставил его замолчать. - Вы меня слышите? - вмешался Беккер, чувствуя себя неловко.  - Вы все время говорите о произвольном наборе букв. Мне кажется, я должен вам сказать… что это не случайный набор букв. Все на подиуме воскликнули: - Что.

Халохот внимательно оглядывал согнутые спины. Он приготовился стрелять метров с пятидесяти и продвигался. El cuerpo de Jesus, el pan del cielo. Молодой священник, причащавший Беккера, смотрел на него с неодобрением. Ему было понятно нетерпение иностранца, но все-таки зачем рваться без очереди. Беккер наклонил голову и тщательно разжевывал облатку. Он почувствовал, что сзади что-то произошло, возникло какое-то замешательство, и подумал о человеке, у которого купил пиджак. Беккер надеялся, что тот внял его совету не надевать пока пиджак. Он начал было вертеть головой, но испугался, что очки в тонкой металлической оправе только этого и ждут, и весь сжался, надеясь, что черный пиджак хоть как-то прикроет его брюки защитного цвета. Увы, это было невозможно.

 Мне говорили, - улыбнулся Беккер. Он присел на край койки.  - Теперь, мистер Клушар, позвольте спросить, почему такой человек, как вы, оказался в таком месте. В Севилье есть больницы получше. - Этот полицейский… - Клушар рассердился.  - Он уронил меня с мотоцикла, бросил на улице, залитого кровью, как зарезанную свинью. Я еле добрел. - Он не предложил вам больницы поприличнее. - На этой его чертовой тарантайке.

 Согласен, - сказал Джабба.  - Этот парень был диссидентом, но диссидентом, сохранившим совесть. Одно дело - заставить нас рассказать про ТРАНСТЕКСТ, и совершенно другое - раскрыть все государственные секреты. Фонтейн не мог в это поверить. - Вы полагаете, что Танкадо хотел остановить червя. Вы думаете, он, умирая, до последний секунды переживал за несчастное АНБ. - Распадается туннельный блок! - послышался возглас одного из техников.  - Полная незащищенность наступит максимум через пятнадцать минут.

883 Share

Mature pantyhose pics

 - Например, почему он провел там всю ночь. - Заражал вирусами свое любимое детище. - Нет, - сказала она раздраженно.  - Старался спрятать концы в воду, скрыть собственный просчет. А теперь не может отключить ТРАНСТЕКСТ и включить резервное электропитание, потому что вирус заблокировал процессоры. Глаза Бринкерхоффа чуть не вылезли из орбит. Мидж и раньше были свойственны фантазии, но ведь не. Он попробовал ее успокоить: - Джабба, похоже, совсем не волнуется. - Джабба - дурак! - прошипела. Эти слова его удивили.

Время сердечного приступа настолько устраивало АНБ, что Танкадо сразу понял, чьих это рук дело, и в последние мгновения своей жизни инстинктивно подумал о мести. Энсей Танкадо отдал кольцо, надеясь обнародовать ключ. И теперь - во что просто не верится - какой-то ни о чем не подозревающий канадский турист держит в своих руках ключ к самому мощному шифровальному алгоритму в истории. Сьюзан набрала полные легкие воздуха и задала неизбежный вопрос: - И где же теперь этот канадец. Стратмор нахмурился: - В этом вся проблема. - Офицер полиции этого не знает. - Не имеет понятия. Рассказ канадца показался ему полным абсурдом, и он подумал, что старик еще не отошел от шока или страдает слабоумием. Тогда он посадил его на заднее сиденье своего мотоцикла, чтобы отвезти в гостиницу, где тот остановился. Но этот канадец не знал, что ему надо держаться изо всех сил, поэтому они и трех метров не проехали, как он грохнулся об асфальт, разбил себе голову и сломал запястье.

Вся ложь Танкадо о невскрываемом алгоритме… обещание выставить его на аукцион - все это было игрой, мистификацией. Танкадо спровоцировал АНБ на отслеживание его электронной почты, заставил поверить, что у него есть партнер, заставил скачать очень опасный файл. - Линейная мутация… - еле выдавил Стратмор. - Я знаю. Коммандер медленно поднял голову. - Файл, который я скачал из Интернета… это был… Сьюзан постаралась сохранить спокойствие. Все элементы игры поменялись местами. Невскрываемого алгоритма никогда не существовало, как не существовало и Цифровой крепости.

Лампочки в конце коридора не горели, и на протяжении последних двадцати метров можно было различать только смутные силуэты. Женщина с кровотечением… плачущая молодая пара… молящаяся маленькая девочка. Наконец Беккер дошел до конца темного коридора и толкнул чуть приоткрытую дверь слева. Комната была пуста, если не считать старой изможденной женщины на койке, пытавшейся подсунуть под себя судно. Хорошенькое зрелище, - подумал Беккер.  - Где, черт возьми, регистратура. За едва заметным изгибом коридора Беккер услышал голоса. Он пошел на звук и уткнулся в стеклянную дверь, за которой, судя по доносящемуся оттуда шуму и гвалту, происходило нечто вроде драки. Преодолев отвращение, Беккер открыл дверь.

Она была потрясена. Прямо перед ней во всю стену был Дэвид, его лицо с резкими чертами. - Сьюзан, я хочу кое о чем тебя спросить.  - Звук его голоса гулко раздался в комнате оперативного управления, и все тут же замерли, повернувшись к экрану. - Сьюзан Флетчер, выйдете за меня замуж. В комнате зашушукались. С одного из столов на пол упали подставка для бумаг и стакан с карандашами, но никто даже не пошевельнулся, чтобы их поднять. Лишь едва слышно шуршали лопасти вентиляторов охлаждения мониторов да доносилось ровное дыхание Дэвида в микрофон, почти прижатый к его рту. - Д-дэвид… - Сьюзан не знала, что за спиной у нее собралось тридцать семь человек.  - Ты уже задавал мне этот вопрос, помнишь.

Прошу прощения за беспокойство, доброй вам но… - Espere. Подождите! - Сеньор Ролдан был коммерсантом до мозга костей. А вдруг это клиент. Новый клиент с севера. Он не допустит, чтобы какие-то страхи лишили его потенциального клиента. - Друг мой, - промурлыкал он в трубку.  - Мне показалось, что я уловил в вашей речи бургосский акцент. Сам я из Валенсии. Что привело вас в Севилью.

526 Share

Mature pantyhose pics

Беккер оглядел затейливое убранство бара и подумал, что все, что с ним происходит, похоже на сон. В любой другой реальности было бы куда больше здравого смысла. Я, университетский профессор, - подумал он, - выполняю секретную миссию. Бармен с любезной улыбкой протянул Беккеру стакан: - A su gusto, senor. Клюквенный сок и капелька водки. Беккер поблагодарил. Отпил глоток и чуть не поперхнулся. Ничего себе капелька. В голове у нее стучало. Повернувшись, она увидела, как за стеной, в шифровалке, Чатрукьян что-то говорит Хейлу.

Хейл мог понять смысл лишь двух слов. Но этого было достаточно. СЛЕДОПЫТ ИЩЕТ… - Следопыт? - произнес.  - Что он ищет? - Мгновение он испытывал неловкость, всматриваясь в экран, а потом принял решение. Хейл достаточно понимал язык программирования Лимбо, чтобы знать, что он очень похож на языки Си и Паскаль, которые были его стихией. Убедившись еще раз, что Сьюзан и Стратмор продолжают разговаривать, Хейл начал импровизировать. Введя несколько модифицированных команд на языке Паскаль, он нажал команду ВОЗВРАТ. Окно местоположения Следопыта откликнулось именно так, как он рассчитывал. ОТОЗВАТЬ СЛЕДОПЫТА. Он быстро нажал Да.

Но когда он начал подниматься на следующую ступеньку, не выпуская Сьюзан из рук, произошло нечто неожиданное. За спиной у него послышался какой-то звук. Он замер, чувствуя мощный прилив адреналина. Неужели Стратмор каким-то образом проскользнул наверх. Разум говорил ему, что Стратмор должен быть не наверху, а внизу. Однако звук повторился, на этот раз громче. Явный звук шагов на верхней площадке. Хейл в ужасе тотчас понял свою ошибку.

Я сейчас же отправлю ее домой. - Боюсь, вы опоздали, - внушительно заявил Беккер и прошелся по номеру.  - У меня к вам предложение. - Ein Vorschlag? - У немца перехватило дыхание.  - Предложение. - Да. Я могу прямо сейчас отвести вас в участок… - Беккер выразительно замолчал и прищелкнул пальцами. - Или?.  - спросил немец с расширившимися от страха глазами.

Это был краеугольный камень метода грубой силы. Именно этим принципом вдохновлялся Стратмор, приступая к созданию ТРАНСТЕКСТА. Он недвусмысленно гласит, что если компьютер переберет достаточное количество ключей, то есть математическая гарантия, что он найдет правильный. Безопасность шифра не в том, что нельзя найти ключ, а в том, что у большинства людей для этого нет ни времени, ни необходимого оборудования. Стратмор покачал головой: - Это шифр совершенно иного рода. - Иного рода? - Сьюзан смотрела на него вопрошающе. Невзламываемый шифр - математическая бессмыслица. Он это отлично знает. Стратмор провел рукой по вспотевшему лбу.

Пересек границу неделю. - Наверное, хотел сюда переехать, - сухо предположил Беккер. - Да. Первая неделя оказалась последней. Солнечный удар и инфаркт. Бедолага. Беккер ничего не сказал и продолжал разглядывать пальцы умершего. - Вы уверены, что на руке у него не было перстня.

443 Share

Mature pantyhose pics

Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера. - Дэвид. - Привет, красавица.  - Он улыбнулся. - Возвращайся домой. Прямо. - Встретимся в Стоун-Мэнор. Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы.

Он торопливо повернул выключатель. Стекла очков блеснули, и его пальцы снова задвигались в воздухе. Он, как обычно, записал имена жертв. Контакты на кончиках пальцев замкнулись, и на линзах очков, подобно бестелесным духам, замелькали буквы. ОБЪЕКТ: РОСИО ЕВА ГРАНАДА - ЛИКВИДИРОВАНА ОБЪЕКТ: ГАНС ХУБЕР - ЛИКВИДИРОВАН Тремя этажами ниже Дэвид Беккер заплатил по счету и со стаканом в руке направился через холл на открытую террасу гостиницы. - Туда и обратно, - пробормотал. Все складывалось совсем не так, как он рассчитывал. Теперь предстояло принять решение.

Так и есть, примерно через каждые двадцать строк появляется произвольный набор четырех знаков. Сьюзан пробежала все их глазами. PFEE SESN RETM - Альфа-группы из четырех знаков, - задумчиво проговорила Сьюзан.  - И частью программы они явно не являются. - Да бросьте вы это, - проворчал Джабба.  - Хватаетесь за соломинку. - Может быть, и нет, - сказала Сьюзан.  - Во множестве шифров применяются группы из четырех знаков. Возможно, это и есть ключ. - Вот именно, - простонал Джабба.

Боже. Такой жирный. Крикливый, тучный, мерзкий немец! - Клушар заморгал, стараясь переменить положение, и, не обращая внимания на боль, продолжал: - Ну чистая скотина, килограмм сто двадцать, не меньше. Он вцепился в эту красотку так, словно боялся, что она сбежит, - и я бы ее отлично понял. Ей-ей. Обхватил ее своими ручищами. Да еще хвастался, что снял ее на весь уик-энд за три сотни долларов. Это он должен был упасть замертво, а не бедолага азиат.  - Клушар глотал ртом воздух, и Беккер начал волноваться.

Он дернул шнурок в третий раз, более резко. И снова. - На маршруте двадцать семь их отсоединяют.  - Панк снова сплюнул в проход.  - Чтоб мы не надоедали. - Значит, я не могу сойти. Парень захохотал. - Доедешь до конечной остановки, приятель. Через пять минут автобус, подпрыгивая, несся по темной сельской дороге.

Я слышал, она его уже достала. Мидж задумалась. До нее тоже доходили подобные слухи. Так, может быть, она зря поднимает панику. - Мидж.  - Джабба засопел и сделал изрядный глоток.  - Если бы в игрушке Стратмора завелся вирус, он бы сразу мне позвонил. Стратмор человек умный, но о вирусах понятия не имеет. У него в голове ничего, кроме ТРАНСТЕКСТА.

Gina wild porn

About Mikajind

Последние слова записки стали для нее сильнейшим ударом. И в первую очередь я сожалею о Дэвиде Беккере. Простите. Я был ослеплен своими амбициями.

Related Posts

104 Comments

Post A Comment